Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Musorgskii

(no subject)

Подъезжаем. Как я рад!

Это город Ленинград.

А с платформы говорят:

Это город Сталинград.

Эй, перрон освободите,

Едет следущий отряд!

Выходите и бегите,

Убивайте всех подряд.

Однострельные винтовки

Подбирайте на бегу

И стреляйте по врагу.

Мы пройдем без остановки

Бологое и Поповку,

Мы вернемся в Ленинград.

Здравствуй, Сталин, город-брат!
Musorgskii

(no subject)

Не стану врать, я не был пацаном.

Таких придурков в пацаны не брали.

Чернилами и ягодным вином

Я не блевал, я был не в матерьяле.

 

Не знал имён дворовых королей,

Никто моей не видел финки.

А чтоб не наваляли пиздюлей

Я новые не надевал ботинки.

 

Всех королей свезли в Афганистан.

Я так страдал от голосов Америк,

Что Родина, затылок почесав,

Мне не смогла оружие доверить.

 

Но иногда бывает стыдно мне,

Что финку прятал я в штанах хреновых.

Все пацаны погибли на войне,

А я брожу в ботинках новых.


Musorgskii

(no subject)


Подъезжаем. Как я рад!

Это город Ленинград.

А с платформы говорят:

Это город Сталинград.

Эй, перрон освободите,

Едет следущий отряд!

Выходите и бегите,

Убивайте всех подряд.

Однострельные винтовки

Подбирайте на бегу

И стреляйте по врагу.

Мы пройдем без остановки

Бологое и Поповку,

Мы вернемся в Ленинград.

Здравствуй, Сталин, город-брат!


Musorgskii

(no subject)


Ты отдал всё за сказку, за мечту,
За ржавую селедку из Мурманска,
И обернул под сердцем пустоту
В помятый фрак забытого романса.

А жизнь спустя, среди иных химер,
Впитавших семя голода и страха,
Взлетали птицы царственных манер
Из пустоты поношенного фрака.

(1998)


Musorgskii

(no subject)

Рыдает над "Фаустом" Гете
Районный механик Петров.
Гадают о нем на работе:
Он запил иль так, нездоров?

Неделю в духовной погоне
Метался и рухнул без сил,
Но, кажется, в целом районе
Мгновение остановил!

Столетий распались цифири.
Был немцами Гете забыт.
Но где-то в далекой Сибири
Мгновенье Петрова стоит!

(1996)


Musorgskii

(no subject)


Я подхожу к могиле близко,

У самой пропасти стою.

В прямоугольном обелиске

Отца родного узнаю.

 

Он так же был прямолинеен,

Вот так же гол и одинок

В том мимолётном поколеньи -

Один гранит: ни рук, ни ног.

 

Я выходу во чисто поле,

И по земле, как палый лист.

И на отца похож до боли,

И не похож на обелиск.

(1986)

 


Musorgskii

(no subject)


Я благодарен тем, кто обесчестил слово.
Кто выманил его из дантовой глуши,
Кто выбрал смерть свою прозрачно и сурово
И камень возложил на дно своей души.

Я сам бы повторял: "Спаси меня вовеки,
Оставь последний хлеб загубленной душе..."
Но, слово говоря, я поднимаю веки,
Ни страха, ни стыда не чувствуя уже.

(1989)


Musorgskii

(no subject)


В час, когда замыслил Каин
Дело страшное свое
И, разбив лицо о камень,
Не заметил ничего.

В час, когда разведал Авель
Дело страшное его, –
Этот камень в стену вправил,
Не заметив ничего.

(1988)


Musorgskii

(no subject)

Я шел по мостовой, где проливалась кровь,
Из пункта А в пункт Б перетекая.
Но в этот страшный год я был такой живой,
Что воздух протекал, мне вены протыкая.

Все длилось, все цвело и таяло в пыли,
Но были мы прозрачны для металла.
И только взглядом, брошенным с земли,
Накрыло нас, лежащих как попало.

(1996)